Alp22.ru

Промышленное строительство
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Люди и спецруда

Люди и спецруда

Ни одно топливо не растет в цене так стремительно, как уран. С 2000 года цены выросли в 20 раз. Это позволяет России разрабатывать проекты месторождений, которые всегда считались нерентабельными. Корреспондент «Известий» спустился в забайкальские рудники, где добывается уран для атомной бомбы.

— Надо родиться под знаком Стрельца, — объявил начальник рудника «Глубокий» Анатолий Бронников перед тем, как спуститься на глубину в тысячу метров. Бронников — осанистый мужчина в тельняшке под шахтерским комбинезоном. Таким мужчинам женщины даже под землей на шею вешаются. Его вполне можно представить атаманом забайкальского казачьего войска. Но Бронников уже 28 лет добывает урановую руду. И я спросил шахтера: что хорошего в этом занятии?

— Это работа для тех, кто терпеть не может монотонность и рутину, — говорил Бронников, укрепляя на комбинезоне радиометрический дозиметр. — В урановом руднике каждый час ситуация меняется. Утром спустился в один мир, вечером — выходишь из другого. Надо быть немного авантюристом и аферистом, но строго соблюдать правила. По моим наблюдениям, лучше всего на рудниках приживаются Стрельцы.

— Вы — Стрелец? — спросил я.

— Разве не видно? — дернув бровью, отвечал Бронников. Его слова тонули в грохоте клети, которая неслась на километровую глубину. Лязганье и скрежет оглушали, как концерт «Коррозии металла». Вокруг хлестали водопады подземных вод. На дне шахты завывали адские ветра. В темную глубину уходили широкие норы, их общая длина превышала протяженность московского метро. Из потемок вдруг прорывались неопознанные утробные звуки. Дозиметр — так мерещилось — зашкаливал, как градусник у больного лихорадкой. Если бы надо было вообразить преисподнюю, лучшего места не придумать. Все сошлось: для авантюриста здесь просто рай.

Рабы на урановых рудниках

Как, на первый взгляд, ни странно, урана в земных недрах больше, чем серебра или ртути. До изобретения атомной бомбы уран использовали в мизерных дозах при изготовлении красок и стекла. Когда возникла нужда, геологи открыли месторождения в Казахстане (это просто золотое дно), в Узбекистане и в Забайкалье. Согласно устойчивому поверью, уран, источающий смертельную радиацию, добывают особо опасные заключенные. Но рабский труд неэффективен: добыча урана — слишком сложное и требующее высокой дисциплины производство. Только первый уран в Забайкалье в мрачном Мраморном ущелье, которое прозвали «ущельем смерти», в 1940-х годах добывали политзэки с большими сроками. Здесь работал Георгий Жженов. В 1950-х годах урановых рабов раскидали по другим объектам, их судьба не отслеживалась, словно это шлаковая порода.

Краснокаменск основан в 1969 году и находится от Читы дальше, чем Санкт-Петербург от Москвы. Вокруг на сотни километров — степь, по которой гуляет урановая пыль с сопок Маньчжурии. В двух шагах — Китай, чуть дальше — Монголия. Здесь находилось историческое ядро империи Чингисхана — в этих же краях, по преданию, великого завоевателя похоронили. Чтобы надежно скрыть могилу, изменили русло реки Онон и всех, кто участвовал в погребении, убили. Здесь гулял атаман Семенов, который не только боролся с большевиками, но и перевел на монгольский и бурятский языки Пушкина и Лермонтова. В этих краях закончили свое путешествие герои культового романа Пелевина «Чапаев и Пустота», которым явился основатель Ордена военных буддистов барон Унгерн фон Штернберг, который в начале 1920-х чуть не взял Пекин, но был зачем-то убит большевиками.

В Краснокаменске живет 56 тысяч человек. Все жители уверены, что их город недавно признан самым благоустроенным в России. Это заблуждение — дело ограничилось специальным призом, а самым благоустроенным город признан в Читинской области. Заблуждение простительное, оно говорит о патриотизме граждан и неизмеримо ценнее, чем легенды других населенных пунктов об отчаянных головорезах и неуловимых ворах.

В либеральных кругах Краснокаменск известен как место заключения опального олигарха Михаила Ходорковского. Учреждение ЯГ 14/10 находится на окраине города, километрах в пятнадцати от рудника. Радиоактивный фон в зоне такой же, как в Краснокаменске, аномалий не отмечено. Если бы заключенные были брошены на рудник, шахтеры перегрызли бы им глотку, ибо за рабочими местами идет охота. Зэки шьют рукавицы для шахтеров, и это, быть может, их единственная связь с урановыми рудниками.

Нигде в городе, на сотни километров отстоящем от больших дорог, не платят так, как на руднике. На градообразующем предприятии висит все городское хозяйство. Рядовая табельщица Светлана Краснощекова была директором школы, вела литературу. «Не спрашивайте о призвании, — вздохнула бывшая учительница. — Человек должен жить по-человечески — в этом его главное призвание».

Сегодня шахтеры передовых участков получают около 35 тысяч рублей. За последний год средняя зарплата выросла на 18%. Поставлена задача к 2010 году поднять заработок до $2 тысяч. Впрочем, нетрудно найти правдолюбцев, которые откроют иную сторону: передовиков завели для демонстрации начальству, а большинство рабочих мыкаются за 10 тысяч, хотя в советские времена ниже 800 рублей никто не опускался. «Ты че, братан, о здоровье меня спрашиваешь? — возмутился на автобусной стоянке шахтер с лицом цвета бетонной пыли. — Сам не видишь? Положил я на уран жизнь и света белого не видел». Впрочем, кто не подписался бы под этой тирадой в стране, где средняя продолжительность жизни мужчин составляет 58 лет? Подземный труд — не курорт, и лишнего здоровья здесь не обретешь, из-за чего бы ни горбатился — уголь, никель или уран. Впрочем, нетрудно встретить и тех, кто регулярно получает семейные путевки по символической цене с бесплатным проездом до Кавминвод.

Читайте так же:
Какой размер профлиста для забора

Урана в амбарах надолго не хватит

В верхнем слое Земли заключено урана столько, что энергетические потребности человечества могут быть удовлетворены на многие тысячелетия. Но извлечь уран из породы непросто. Сегодня проходной балл экономической эффективности определяется в 0,1%. В Южной Африке добывают уран из руды, в 10 раз более бедной, а в Канаде — в 10 раз более богатой. Когда-то Приаргунское месторождение в Забайкалье считалось одним из самых богатых в мире: пик добычи пришелся на 1985 год — 16 тысяч тонн, но теперь на гора выдается 3,2 тысячи тонн. И качество руды ухудшается — снизилось с 0,25% до 0,16%. В Курганской области и в Бурятии добывается еще 120 тонн урана. Расходует же урана Россия в 6-7 раз больше, чем добывает. После распада CCCР 80% запасов урана оказались за пределами нашей страны, где они никому особо не нужны. Россию пока выручают огромные складские запасы, которые оцениваются западными экспертами в 47 тысяч тонн. По одним прогнозам, урановых амбаров хватит на 50, по другим — всего на 10 -15 лет.

Добычу урана необходимо наращивать в пожарном порядке. Согласно утвержденной правительством Энергетической стратегии на период до 2020 года, предполагается, что доля атомной энергетики вырастет с 16% до 23-25% в общем балансе. Потребность в уране вырастет к 2010 году до 7,5, к 2020 году — уже до 20 тысяч тонн, и любые склады будут быстро исчерпаны. Добыча в Краснокаменске за счет ввода новых рудников должна возрасти почти вдвое. Два других месторождения должны поднять добычу до 1 тысячи тонн каждое. Будет разрабатываться новое месторождение в Якутии. Дефицит все равно останется, его намечено восполнить добычей на совместном предприятии в Казахстане и, не исключено, экспортом из Монголии и даже из Австралии.

Впрочем, не только Россия — весь мир живет за счет запасов, которые обеспечивают 40% потребностей. Канада и Австралия добывают половину мирового урана. На долю России приходится 7% добычи (и 17% производства уранового топлива за счет продажи на зарубежные АЭС). Примерно столько же добывают Намибия и Нигер. Треть мирового урана добывается открытым способом на карьерах. Основной потребитель урана — США — добывает его в 20 раз меньше, чем потребляет, в точности копируя ситуацию с нефтью.

По запасам мировым лидером является Австралия, которая обладает четвертью мирового урана. На втором месте — Казахстан. Вместе с российскими месторождениями это треть мирового урана. Кстати, у Украины урана тоже немало — 6%. У США — 2%, но у соседней Канады 11%. В Европе добыча урана почти повсеместно прекращена.

Царство радона и лучевой болезни

— Вы всю жизнь на атомную бомбу пашете. Не тяготит ощущение? — спросил я Любовь Захаровну Шабалину, устроившись в ее «Волге». В результате рукопожатия, предпринятого по инициативе собеседницы, показалось, будто моя ладонь побывала в слесарных тисках. Любовь Захаровна за рулем 42 года, водила лесовозы, гоняла в Улан-Батор и на седьмом десятке слывет в Краснокаменске самым отчаянным лихачом. Ее речь сказочно обогатила бы словарь Даля колоритной лексикой, которая помогает Любови Захаровне проклинать начальство всех уровней. Про бомбу я спросил, потому что мой водитель — не только мать, но и шесть раз бабушка и трижды прабабушка. Что не мешает ей легко, сам видел, взбегать на пятый этаж и победоносно взирать на запыхавшихся попутчиков.

— Милок, ну ты завернул, — ответила Любовь Захаровна и затянулась шоферской папиросиной. — Про бомбу пусть шишки думают, а мне бы зарплата нормальная. А по жизни выходит, чем больше начальник думает о бомбе — тем пуще о людях печется. Нынешние о бомбе меньше думают, чем Славский, которого еще Сталин поставил. У меня зарплата такая, что вам в Москве один раз в кабак зайти. А мне отгул, чтобы картошку высадить, еле дали. Все соки выжимают, будто я урановый концентрат, ядрить их в бога душу мать.

На урановых рудниках мысль сама собой приобретает философское направление. Если Россию уважают и принимают на равных и не в последнюю очередь из-за внушительного, не хуже американского ядерного арсенала, а из высоких технологий атомная отрасль — самый несомненный лидер, то справедливо ли, что местные жители считают копейки и предаются грустным воспоминаниям? И, думается, самой большой несправедливостью к Краснокаменску является то, что стратегически бесценный для всей России город прославился как место отсидки Ходорковского, а реальными делами совсем не знаменит. Хотя в этом вопросе вешать собак на олигарха не надо.

Впрочем, мрачные или радостные умонастроения — вопрос индивидуального мировоззрения. Петр Карпович Магар отмолотил на руднике с момента основания — сорок лет. Имеет орден Трудовой Славы и грамоту, подписанную Брежневым. Получал тысячу рублей — вполне достаточно, чтобы любимая супруга Катерина Софроновна не горбатилась на работе. Словно молодожены, они держатся за руку, пусть даже о домашнем уюте говорить не приходится. Дети разъехались, домик скукожился, в комнатах скапливается ядовитый газ радон. Поселок Октябрьский был построен рядом с рудником как временное пристанище. Но ничто не оказывается таким вечным, как временное. Из-за сдвига горных пластов из-под земли стал выходить радон — предельно допустимая доза превышена в поселке в 14 раз. Людей переселяют в новые дома, и последние жители уедут отсюда в 2008 году, после чего поселок сровняют с землей.

Читайте так же:
Какой проволокой варить нержавейку полуавтоматом

— Не знаю ни одного случая заболевания лучевой болезнью на урановых рудниках, — говорит главный геофизик горнорудного управления Рудольф Суханов. — У каждого шахтера индивидуальный дозиметр. Ежемесячно дозиметр проверяют в лаборатории. Есть годовые нормы безопасности и нормы за 5 лет. Если отметка близка, происходит ротация кадров. Радиобоязнь встречается только у молодых шахтеров. С опытом приходит понимание, что опасности при правильной технике безопасности никакой нет.

Что касается безопасности подземных работ, то рудник отличается от угольных шахт тем, что здесь не бывает выбросов метана и, следственно, пожаров. Зато нагруженная порода может «выстрелить», и на людей обрушатся сотни кубометров руды. Но в Краснокаменске таких жертв не было — к крепежу относятся как к Святому писанию. Особенностью рудников является еще и то, что для борьбы с радиоактивными газами установлена повышенной силы вентиляция. Чтобы ветер не гулял ураганом, поперек тоннелей оборудованы шлюзовые камеры, как на подводной лодке. Но радиоактивность имеется: никакими фибрами души ее не поймаешь, а у свежего отвала видеокамера прямо на моих глазах намертво заглохла — радиоактивный фон здесь в 30 раз выше, чем на московской улице. Впрочем, на канадских рудниках «фонит» в 100 раз сильнее чем на наших и находиться там опасно для жизни, поэтому канадских людей стараются заменить роботами.

Танцы на атомной станции

— Зачем нас фотографируете? — спросили девушки Гузаль и Серафима, которые разгуливали по поселку Октябрьский, как по Тверской.

— В «Известиях» напечатаем, — ответил я. Обольстительная мини-юбка смотрелась весьма странно среди лачуг, идущих на снос.

— «Известия» — это что? — хором удивились девушки.

— Это газета в Москве, очень респектабельная.

— Если вы из Москвы, мы прямо из Америки, — захихикали Гузаль и Серафима. — К нам добираются только из Читы или Улан-Удэ. А газеты из Москвы к нам не приходят, вы там про свое пишете.

Страшная удаленность от страны — главная беда Забайкалья. Цена на билет запредельная — во всем себе отказывать надо. Получается, что гораздо ближе, а для многих уже и роднее оказывается Китай, куда регулярно ездят за покупками и развлечениями. По этой же причине тема Ходорковского, которая будоражит жителей столиц, проходит мимо сознания жителей Краснокаменска. Пожимают плечами — ну, сидел у нас, сильно умный. Со времен декабристов на забайкальских рудниках пересидело тьма страдальцев, а на жизни это не отражается. Можно утверждать, что план по добыче урана влияет на настроения краснокаменцев несравненно сильнее политических бурь.

УРАН В ЧИСТОМ ВИДЕ В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ . оказывается

Россия позиционирует себя монополистом на рынке урана.

Уран — основа энергетики будущего.

Какой уран опасен?

Мой собеседник предложил интересную статью для обсуждения.

Вот эта публикация.

Уран использовали и для военных, и для мирных целей. Урановая руда перерабатывалась, полученный элемент применялся в лакокрасочной и стекольной промышленности. После того как была обнаружена его радиоактивность, его стали использовать в атомной энергетике. Насколько чистым и экологичным является данное топливо? Об этом спорят до сих пор.

Природный уран
В природе урана в чистом виде не существует – он является компонентом руды и минералов. Основная урановая руда – это карнотит и настуран. Также значительные залежи этого стратегического химического элемента обнаружены в редкоземельных и торфиевых минералах – ортите, титаните, цирконе, монаците, ксенотиме. Залежи урана можно обнаружить в породах с кислой средой и высокими концентрациями кремния. Его спутники – кальцит, галенит, молибденит и др

Есть на свет компания под названием Uranium One, которой принадлежат крупнейшие урановые месторождения в Казахстане, Африке, Австралии и США. На компанию приходится до 30% мировой добычи урана. Но мало кто знает, что Uranium One, когда-то основанная, как канадско-южно-африканский консорциум, сейчас на 100% принадлежит «Росатому».

В мире непрерывно идет жесточайшая борьба за контроль над рудниками и месторождениями урана. Это вопрос стратегический. Тот, кто держит в руках источники урана, не только держит за горло всю мировую атомную энергетику, но и может влиять на рынок ядерного оружия.

Мировые месторождения и запасы

На сегодняшний день разведано множество месторождений в 20-километровом слое земной поверхности. Во всех них содержится огромное число тонн урана. Это количество способно обеспечить человечество энергией на много сотен лет вперед. Странами-лидерами, в которых урановая руда находится в наибольшем объеме, являются Австралия, Казахстан, Россия, Канада, ЮАР, Украина, Узбекистан, США, Бразилия, Намибия.

В СССР на территориях Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Узбекистана и Украины были проведены системные работы по поиску и разведке месторождений урана. Были созданы горно-химические комбинаты, которые добывали уран в шахтах и на рудниках. Добытый уран направлялся в военную область, на обеспечение топливом АЭС и в стратегические резервы. Но в начале 90-х всё сломалось.

«Свободный рынок» урана — это миф

Наверное, любители либеральной экономической модели верят, что в мире существует «свободный рынок» урана, по аналогии с прочими «свободными рынками». Но это далеко не так. Когда речь идет о стратегических ресурсах, серьезные игроки на «невидимую руку рынка не надеются», предпочитая более надежные способы контроля. Очень наглядным примером тут является Франция, где 75% электроэнергии вырабатывается на АЭС.

Французские реакторы нужно обеспечивать топливом. Кроме того, энергетические гиганты этой страны — EDF и Areva — ведут активную деятельность в области мировой атомной энергетики и продают ядерное топливо своим партнёрам. Обеспечение французских компаний ураном достигается, главным образом, за счёт Центральной Африки. Там находятся как действующие рудники, так и пока не разрабатываемые месторождения урана, в контроле над которыми доминируют французские компании.

Читайте так же:
Как ощипать гуся быстро в домашних условиях

Украина и Казахстан намерены подписать меморандум о создании совместного предприятия по добыче урана, который в дальнейшем будет использоваться в качестве ядерного топлива для атомных станций, передает УНИАН. Об этом во время круглого стола, посвященного проблемам энергетики, заявил профильный министр Игорь Насалик.

«У нас было эффективно сотрудничество с “Казатомпромом” и министром энергетики Казахстана. Мы подготовили соответствующие документы и в понедельник, 19 сентября, 2016 года, прилетают их представители для подписания меморандума о создании совместного предприятия по добыче оксида урана как на территории Украины, так и на территории Казахстана», — сказал Насалик, подчеркнув, что Казахстан владеет одной из лучших технологий добычи урана.

Как США «просрали» все атомные полимеры

В период с начала 2009 до начала 2013 годов «Росатом» не только кардинально «подвинул» западные фирмы в добыче урана в Казахстане, но получил рудники в США, Австралии и Танзании. Как такое могло получиться? Кто разрешил? Куда смотрели Госдеп и Пентагон?

На «Росатом» работало два фактора. Первый из них дипломатично сформулировала генеральный директор ОАО «Техснабэкспорт» г-жа Залимская. По ее словам, «успешное выполнение Программы ВОУ-НОУ заложило прочную основу для дальнейшего развития российско-американского сотрудничества в ядерной сфере». И это так. Основа дальнейшего сотрудничества действительно прочна. Дело в том, что на сегодня США попали в полную технологическую зависимость от «Росатома» в области обогащения урана. Очевидно, на завершающем этапе программы ВОУ-НОУ, в Вашингтоне осознали, что после прекращения этой программы их АЭС могут остаться без топлива. Вследствие этого США были вынуждены заключить с Россией негласное пакетное соглашение, по которому Uranium One «отошла» к «Росатому». Скорее всего, по этому же пакетному соглашению «Росатом» получил и контроль над пятой частью запасов урана США. И это не преувеличение! Uranium One на своем американском руднике Уиллоу Крик добыла в 2013 г. 426 тонн урана, что составляет 19,5% от общей его добычи в США (2181 т).

Российская урановая руда

По добыче урана Российская Федерация находится на пятом месте среди прочих стран мира. Самые известные и мощные – это Хиагдинское, Количканское, Источное, Кореткондинское, Намарусское, Добрынское (республика Бурятия), Аргунское, Жерловое (Читинская область). В Читинской области производится добыча 93% от всего добываемого российского урана (в основном карьерным и шахтным способами).

Немного по-другому обстоит дело с месторождениями в Бурятии и Кургане. Урановая руда в России в этих регионах залегает таким образом, что позволяет добывать сырье методом выщелачивания.

Всего в России прогнозируются залежи в 830 тонн урана, подтвержденных запасов имеется около 615 тонн. Это еще месторождения в Якутии, Карелии и других регионах. Поскольку уран является стратегическим мировым сырьем, цифры могут быть неточными, так как многие данные являются засекреченными, доступ к ним имеет только определенная категория людей.

Из истории добычи урана

Урановые минералы были не раз замечены шахтерами задолго до открытия урана в 1789г. немецким химиком Мартином Клапротом. О находках минералов урана под общим тогда названием урановая обманка («pitchblende») сообщали из Саксонских Рудных гор (Erzegebirge) уже в 1565г. Другие ранние сообщения о «pitchblende» датируются 1727г. (Joachimsthal) и 1763г. (Шварцвальд) // Франц Дж. Далкамп. «Месторождения урановых руд», Берлин, 460 стр. [Franz J. Dahlkamp (1993) «Uranium ore deposits» Springer-Verlag, Berlin, 460 p. ISBN 3-540-53264-1.] Сведения о настуране как о «чёрном смоляном камне» (позднее он был назван урановой смолкой, настураном) были приведены в средневековой хронике Яхимовских серебряных рудников в Саксонских Рудных горах в связи с тем, что его появление сопровождалось ухудшением качества серебряных руд; «чёрный смоляной камень» отвозили для закладки старых горных выработок или выбрасывали в отвалы.
В начале 1800-х гг. урановые руды были побочным продуктом или отходами горной промышленности в Саксонии (Богемия), и Корнуолле (Англия). Первая целенаправленная разработка радиоактивных руд начала осуществляться на Чешском серебряном м-нии Яхимово (Jáchymov), известным также по его нем. названию Joachimsthal. Мария Кюри использовала яхимовскую руду «pitchblende» для извлечения продукта распада урана — радия, отчего скончалась от апластической анемии вследствие облучения.

Разработки урановых руд до Второй мировой войны производились прежде всего из-за содержания в них радия. Вплоть до Второй мировой войны они находили применение для изготовления люминесцентной краски для дисков часов и других инструментов, оружейных прицелов, в медицине (приготовление «радоновых ванн») и тд. Соединения урана как побочный продукт использовались гл. образом как жёлтый пигмент; природная окись урана использовалась для изготовления жёлтой глазури для керамики ищё в древнейшие времена, с I века до н.э.

В США первая руда радия/урана была обнаружена в 1871г. в золотых рудниках Колорадо (Central City, Colorado). В этом районе было добыто около 50 тонн руды между 1871 и 1895гг. Однако, большинство урановых руд в США перед Второй мировой войной поступало из м-ний ванадия плато Колорадо (шт. Юта и Колорадо). В Корнуолле (Cornwall, South Terras Mine near St. Stephen) производство урана было открыто в 1873г (до 1900г. произведено

175 т. руды). Другая ранняя добыча урана имела место в Центральном массиве Франции (Autunois), в Баварии (Oberpfalz), и в Швеции (Billingen).

Читайте так же:
Как плавить алюминий дома

Первые месторождения, открытые в Африке — в респ. Катанга (Shinkolobwe, Katanga), в Бельгийском Конго (теперь Обл. Shaba в респ. Заир) обнаружены в 1913г. Другие значительные ранние месторождения включают открытое в 1931г. м-ние Порт-Радий (около Большого Медвежьего озера,Канада); Обл. Бейры, Португалия; Тюя Муюн, Узбекистан; Холм Радия, Австралия.

Становление урановой промышленности относится к 40-50-м гг. XX века, когда появилась потребность в получении расщепляющихся материалов для осуществления военных программ.
В период Манхэттенского проекта по созданию атомной бомбы, урановая руда сначала закупалась в бельгийском Конго, а затем поступала с ванадиевых рудников американского Юго-запада и из Канады (через компанию Eldorado Mining and Refining Limited company). Эта компания имела большие запасы урана как отходы производства радия. Руды Эльдорадо были намного беднее ураном, чем африканские. В XX в. наблюдались три бума добычи урана: 1956-60, 1967-71 и 1976-82. Затем был длительный и глубокий спад, и очередной подъём добычи началался около 2006г.
В XX в. самым большим в мире производителем урана считались США (по официальным данным, на самом деле добыча урана в бывшем СССР многократно превышала американскую). Grants Uranium District на северо-западе штата Нью-Мексико был лидирующим производителем урана в США, а вторым по значению — Gas Hills Uranium District. Известный рудник Lucky Mc Mine находится в Gas Hills рядом с Riverton, Вайоминг. К концу второй половины XX в. на первое место в мире по добыче урана вышла Канада.

Россия по качеству запасов урана значительно уступает ведущим уранодобывающим странам. Среднее содержание урана в российских рудах всего 0,15% (в Габоне — 0,31%, Зимбабве — 0,6%, Канаде — более 7%). Российские м-ния, пригодные для добычи способом скважинного подземного выщелачивания, незначительны по запасам, тогда как аналогичные зарубежные объекты, например казахстанские, — исключительно крупномасштабны (100 тыс. тонн урана и более). В Австралии значительная часть запасов урана связана с комплексными золотомедными рудами, что делает рентабельным его попутное получение даже при низких содержаниях.
Подавляющая часть балансовых запасов урана России (94%) заключена в месторождениях жильно-штокверкового типа Стрельцовского рудного района, остальные 6% запасов приходятся на месторождение Далматоское («песчаниковый» тип) в Зауральском рудном районе (Курганская область). Месторождения Стрельцовского района отрабатываются шахтным способом: богатые руды непосредственно поступают на гидрометаллургическую переработку, рядовые руды предварительно обрабатываются на поверхности (кучное выщелачивание), а бедные — в горных выработках (подземное выщелачивание). В последние годы осуществлялась, главным образом, отработка богатых руд. При продолжении выборочной отработки богатых руд обеспеченность запасами действующих рудников может оказаться незначительной.

Как добывают уран

Урановая отрасль с начала своего развития является постоянным объектом различных открытых и закрытых обсуждений. Большинство эскпертов-экономистов считают, что именно за атомной энергетикой — будущее человечества, а уран называют «топливом будущего». Понятно, что прошлогодняя авария на АЭС Фукусима-1 значительно поколебала уверенность многих стран в атомной энергетике, но общемировая тенденция всё равно осталась непоколебимой и ежегодно всё больше электроэнергии производится именно на АЭС. Например, в России доля АЭС в производстве энергии составляет 17,6%, в США — 19,2%, в Южной Корее — 34,6%, во Франции — 77,7% (данные Всемирной ядерной ассоциации за 2011 год).

Казахстанская урановая промышленность по сути осталась нам от советской эпохи. Понятно, что в СССР на территории одной республики не строили ни одного производства полного цикла, поэтому Казахстану достались лишь отдельные звенья ядерного цикла, а именно добыча урана и производство таблеток. Чтобы было ясно место этих звеньев в общей цепи, продемонстрирую схему, в которой зелёным обозначены имеющиеся у нас в стране производства (собственно схему «заимствовал» с сайта Казатомпрома).

Как гражданина страны меня всегда интересовало, насколько работоспособна такая урановая промышленность Казахстана, способна ли она в будущем обеспечить нашу страну достаточным количеством ресурсов, не «раздербанили» ли её как «нефтянку» между множеством иностранных компаний. Поэтому когда меня пригласили в блог-тур Казатомпрома на урановые рудники, я, ни секунды не сомневаясь, дал своё согласие. Не смущало даже, что объекты, которые предстояло посетить находились в пустыне на расстоянии 200-300 км пути друг от друга по бездорожью, пыли и жаре. За несколько дней группе блогеров удалось посетить несколько предприятий по добыче урана, посмотреть, как бурят скважины для урановых шахт, чем живут вахтовые посёлки уранодобывателей, а также населённые пункты, сформировавшиеся ещё в советское время вокруг урановых предприятий.

Немного статистики

Так как в настоящий момент на территории Казахстана нет ни одной атомной электростанции, то понятно, что добываемый уран в настоящее время весь уходил на экспорт. Когда я учился в школе, в учебниках по географии было написано, что по запасам урана Казахстан занимает второе место в мире. В большей своей части те учебники уже давным давно устарели, но эти данные остались верны и сейчас. В Казахстане под землёй расположены 12% от мирового запаса урана (известные запасы).

Источник: составлено мной по данным Всемирной ядерной ассоциации (данные МАГАТЭ немного отличаются — по ним на Казахстан приходится 19% разведанных запасов).

В плане добычи пропорции заметно отличаются от вышеуказанной схемы. На настоящий момент на рынке урана заметно выделяются три «лидера»: Казахстан, Канада и Австралия. Именно данные по добыче в этих странах я и решил вынести в отдельную гистограмму, потому что они очень интересны и показательны. Ещё в начале 2000-х годов добыча урана в стране не достигала и 2000 тонн (при том что у нас находится крупнейшее в мире месторождение Инкай), и мы уступали в этом не только лидерам, но и Намибии, Нигеру, и даже соседнему Узбекистану. Причины этого очевидны, в стране ещё не было достаточно средств для разведки и добычи урана. Начиная с 2004 года было введено в действие 16 новых рудников, за счёт чего в 2009 году Казахстан вышел на первое место по производству урана. Сейчас можно сказать, что на каждой АЭС в мире треть топлива (если точнее 33,9%) поставляется из Казахстана.

Читайте так же:
Как измерить постоянный ток мультиметром

Разведка

Очень важным моментом в любой добывающей деятельности (но на который в большинстве отраслей откровенно закрывают глаза) является геологическая разведка. Сами геологи при встрече с нами гордо заявили, что именно с них начинается урановая промышленность страны. Оно и неспроста — во-первых, пока они не выяснят, где находится уран, добычу никто и не начнёт, и, во-вторых, «Волковгеология» — действительно старейшее предприятие в составе Казатомпрома, созданное ещё в 1948 году.

По их шутке, раньше весь инвентарь геологов состоял непосредственно из самого геолога, рюкзака с едой и походной палке. Но шутка остаётся шуткой, потому что для того, чтобы подтвердить запасы урана, а затем подготовить для добычи скважины палкой да едой не обойтись. Хотя для тех, кто хочет взглянуть на работу геологов Казатомпрома глазами романтика я рекомендую замечательный пост Тимура Кубекова «В гостях у геологов». В жизни же всё гораздо банальнее — компьютеры и новейшая техника, но менее интересной эта работа не становится. Зато скорость работы техника увеличивает заметно — только за 3 последних года геологи смогли увеличить известные запасы урана на 70 тысяч тонн.

На фото: подготовительное бурение на месторождении Южный Инкай (Сузакский район ЮКО). За месяц на этом участке геологи бурят по 60 скважин.

Здесь нужно отметить ещё один интересный факт. При измерении радиационного фона на месторождении оказалось, что он лишь незначительно отличается от радиационного фона Шымкента, который находится более чем в 400 км отсюда. Уверен, что в Павлодаре, например, этот радиационный фон ещё больше. Ещё в школе я писал научную работу о том, что теплоэлектростанции при сжигании угля выделяют гораздо большее количество радиации, чем АЭС. Дозиметров у нас в семипалатинской школе не было, месторождений урана тоже, поэтому своими глазами убедился в верности того доклада только сейчас.

Добыча

Честно говоря, добыча урана у меня до блог-тура прочно ассоциировалась с фразой «сгнить на урановых рудниках», представлял себе карьеры, где открытым способом добывают радиоактивное топливо. В жизни всё естественно оказалось менее кроваво, что, конечно же, не должно не радовать. В рамках блог-тура мы были на двух уранодобывающих предприятиях — СП «Катко» (совместное казахстанско-французское предприятие) и Орталык (100% казахстанский). Оба предприятия находятся в Сузакском районе Южно-Казахстанской области, поверхность которого почти полностью покрыта пустынями Моинкум и Бетпак-Дала.

На СП «Катко» директор-француз сразу предупредил, что фотографировать в рабочих зданиях нельзя, хотя в принципе любой желающий может найти информацию о подземном выщелачивании урана в Интернете. Это ещё раз подтвердило моё убеждение, что необходимо предпринимать меры, чтобы зарубежные инвесторы работали в Казахстане более открыто (понимая специфику урановой отрасли — хотя бы в случае непосредственного приглашения журналистов/блогеров). Хотя и не понять их было тоже нельзя, старожилы предприятий рассказывали, что в советское время даже за сказанное слово «уран» могло ожидать уголовное преследование. Такие времена, конечно, прошли, но после этого я немного расстроился, потому что опасался, что на Орталыке нас тоже будет ждать запрет на съёмку. К счастью, опасения не оправдались, и там нам удалось своими глазами посмотреть и заснять весь процесс, в том числе увидеть готовый продукт уранодобывающих предприятий — так называемый жёлтый кек, в котором содержится 60% урана.

В Казахстане уран добывается методом подземного выщелачивания. Простыми словами: под землю под большим давлением закачивается раствор (в основном состоящий из серной кислоты), этот раствор растворяет уран и обратно уже выкачивается с различными солями урана, откуда уже в дальнейшем можно будет извлечь сам металл.

Если на фотографиях выше были показаны только пробуренные скважины, то в готовом варианте они выглядят так. С одной стороны заливается раствор, с другой он уже выкачивается с солями урана.

Узел распределения растворов:

Далее раствор с ураном направляется в цикл регенерации, где, взаимодействуя с раствором аммиачной селитры, уран переходит в состав концентрированного раствора — так называемый товарный десорбат урана (на фото ниже в трубках виден жёлтый раствор — это и есть товарный десорбат).

Из товарного десорбата с помощью осадителей и получается конечный продукт предприятия — жёлтый кек (он же закисьокись урана или просто U 3 O 8), который упаковывается в специальные контейнеры.

На СП «Катко» конечная продукция немного отличается — там производят «уран бочками», то есть урановый концентрат, поэтому и «тара» другая.

П. С. Для полного представления об отечественной урановой промышленности, бесспорно, было бы ещё интересно посмотреть на завод по производству урановых таблеток, но он находится на другом краю Казахстана и не входил в программу поездки. Надеюсь, что когда-либо возникнет возможность посмотреть и это уникальное для нашей страны производство.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector